3 заметки с тегом

Чуковский

Третья и последняя часть рассказа про книгу Чуковского «От двух до пяти»

Картинка отсюда: http://www.vostokmedia.com/n170087.html
В двух предыдущих постах про книгу Чуковского «От двух до пяти» я приводил цитаты по нескольким темам. Здесь, в третьей части, пробегусь поверхностно — возможно кто-то увидит что-то интересное для себя и заглянет в книгу.

Чуковский вел многолетнюю борьбу с глупыми критиками, не понимавшими ценности для детей стихов и даже сказок. «Учеными», бросающими тень на ученые степени. Когда, спустя много лет, решил исключить изобличающую «ученых» статью из очередного издания книги, идиоты всплывали, и статью приходилось снова оставлять в книге. Борьба умного и глупого — как борьба добра и зла — не прекращается. Меняется только баланс.

Ответственные родители самообразуются для обучения детей.

Как говорить ребенку о рождении детей. Пришлось бы говорить не только о технике зачатия, но и о бурных эмоциях, которые недоступны пока ребенку. Страсть. Ребенку это не нужно и непонятно.

Родители начали заниматься с малыми детьми относительно недавно. Тысячи лет детство считали болезнью, от которой надо было поскорее избавиться и стать взрослым. Англия, средние века: детство казалось недугом.

О детских переговорах. Дети добиваются своего слезами и хитростью. Пои бабуле плакать бесполезно — «я плачу не бабуле, а маме». Параллели с Гевином Кеннеди, «Договориться можно обо всем», как накормить девочку капустой, а не мороженым.

Борьба за сказку (идиоты наносят ответный удар, но получают по лбу своими граблями): как у критика взбунтовался собственный сын.

Хамоватый малыш. Необразованный заведующий.

Сказки нужны не для того, чтобы уведомлять о пользе и вреде зверей. Задачи более серьезные. Участвовать в жизни зверей и выйти за рамки эгоизма.

Люди мыслили диалектически задолго до того как узнали что такое диалектическое мышление. Обойдемся без пафосного научного тумана.

Для восприятия нелепых смешных перевертышей (лошадь верхом на мужике) требуется твердое знание. Ключ тяги детей к шуткам-перевертышам — в игре. У детей в игре не юмор, а познание. Дети играют серьезно. У безумия есть система. Гимнастика мысли. Ребенок чувствует превосходство: уж я-то понимаю, я не такой.

Нужно понимать, когда детям нужен не глобус, а мяч. Не сидеть и учить, а бегать и пинать.

2016   дети   книга   Чуковский

О книге Корнея Чуковского «От двух до пяти» — продолжение

Продолжение поста про книгу Чуковского, часть 2.

Дети объединяют вещи по признакам при помощи синтеза. Воспитание речи это воспитание мысли.

Таким образом, воспитание речи есть всегда воспитание мысли. Одно неотделимо от другого. Когда двухлетний ребенок, узнав слово «красный» и осмыслив его, выбирает из груды разноцветных предметов одни только красные — красный грибок, красное ведерко, красный лоскут, красную пуговицу, — это значит, что он, пользуясь словом, произвел четкий анализ всего этого ряда вещей и объединил их при помощи синтеза.

Воспитатель должен обладать педагогическим тактом, не стеснять слишком сильно, избезать топорных методов.

Все это, конечно, прекрасно, но опять-таки только в том случае, если у воспитателя есть педагогический такт. Если же он своей ежеминутной придирчивостью будет слишком стеснять малышей в свободном выражении их чувств и мыслей, если он не даст никакого простора их эмоциональным высказываниям, он рискует обесцветить их речь, сделать ее анемичной и скудной, убить в ней ее чудесную детскость и тем нанести ей непоправимый ущерб. Топорные методы здесь не годятся, излишняя ретивость окажется здесь только вредна, и хорошие результаты могут быть достигнуты лишь тем воспитателем, который будет действовать исподволь, в меру, не слишком навязчиво, почти незаметно.

«Детская логика» — так говорят, когда хотят указать на недостатки. Это неправильно: с логикой все хорошо (даже очень хорошо), но есть неосведомленность.

Люди путают логику и осведомленность. Детская логика сильная, потому что не отягощена знаниями и предрассудками. Мысль идет зигзагами — дети легко меняют мнение.

Разум ребенка у нас не в чести. Всякому, кто высказывает какую-нибудь вздорную мысль, мы нередко говорим с раздражением:
— У тебя детская логика!
Или:
— Ты рассуждаешь, как малый ребенок.
Или еще обиднее:
— Глуп, как дитя!

Многим это кажется вполне справедливым: ведь и вправду очень часто приходится слышать от малых ребят самые нелепые суждения и домыслы.

Но стоит только вдуматься в эти «нелепости», и мы будем вынуждены раз навсегда отказаться от такого скороспелого мнения: мы поймем, что в этих «нелепостях» проявляется жгучая потребность малолетнего разума во что бы то ни стало осмыслить окружающий мир и установить между отдельными явлениями жизни те прочные причинные связи, которые ребенок стремится подметить с самого раннего возраста.

Насколько аудитория готова понимать сложное:
дети не всегда хотят доподлинно узнать причины явлений в научной форме. К взрослым, заметьте, это тоже относится.

Отсюда, конечно, не следует, что мы должны сразу перегружать детский мозг всей своей тяжеловесной эрудицией. «Толково ответить на вопрос ребенка, — писал Горький, — большое искусство, оно требует осторожности». Наши ответы на вопросы детей должны быть строго дозированы. Ведь дети совсем не требуют от нас, чтобы мы раскрывали перед ними всю истину — всю до конца, во всей ее сложности и глубине. Вот один из многих примеров, которые ежедневно убеждают нас в этом.
— Мама, как едет трамвай?
— По проводам идет ток. Мотор начинает работать, вертит колесики, трамвай едет.
— Нет, не так.
— А как же?
— А вот как: динь, динь, динь, ж-ж-ж-ж!

Продолжение следует.

2016   дети   книга   Чуковский

О книге Корнея Чуковского «От двух до пяти»

Книга Корнея Чуковского «От двух до пяти» впервые издана в 1928 году. Но до сих пор остается важной для тех кто занимается с детьми, пишет, редактирует, и вообще делает что-то для людей. Возраст книги — проверка качества временем.

https://yandex.ru/search/?lr=213&msid=22892.6915.1459888837.24253&text=Корней%20Чуковский%20От%20двух%20до%20пяти

Я думаю, что хорошие книги про детей помогают лучше понимать и взрослых. Например, почитайте «Настоящих мальчиков» Уильяма Поллока. http://www.ozon.ru/context/detail/id/28040769/

Книги про детей могут развлекать, но основной смысл не в развлечении. Это один из важных источников информации о людях вообще, о том почему мы такие, как мы развиваемся.

Взял почитать у Кати Дудовой и успел прочитать дважды. Катя, спасибо!

Выпишу несколько интересных моментов.

* * *

Дети учатся понимать слова и синтезировать самостоятельно. Интересно, что дети понимают сначала общие правила построения слов, и применяют эти правила без исключений. Получаются логично построенные слова, но взрослые так не говорят, взрослая речь сложнее. Дети наглядно показывают, как взрослые меняют собственные правила построения слов.

— Ах ты, стре­коза! — ска­зала мать сво­ей трех­летней Ири­не.
— Я не стре­коза, а я людь!

Мать сна­чала не по­няла этой «лю­ди», но по­том слу­чай­но об­на­ружи­ла, что за ты­сячу ки­ломет­ров, на Ура­ле, че­ловек из­давна на­зыва­ет­ся «людью». Там так и го­ворят:
— Ты что за людь?
Даль при­водит это сло­во как ста­рин­ное (Тол­ко­вый сло­варь, т. II, М. 1955, стр. 284).

Та­ким об­ра­зом, ре­бенок по­рою са­мос­то­ятель­но при­ходит к тем фор­мам, ко­торые соз­да­вались на­родом в те­чение мно­гих ве­ков.

Взрослые умиляются, когда дети искажают слова, неправильно произносят, недоговаривают. Люди думают, что у детей такой юмор. Это представление неправильное — у детей это не юмор, а прогрессивный, поэтапный процесс познания и развития.

— Красная Шапочка скушала волка.

Фрагмент картинки Emiliano Ponzi, https://www.behance.net/emilianoponzi

Некоторые наблюдатели думают, что самая эта тяга к обратной координации вещей порождена в ребенке стремлением к юмору.
Мне кажется, что это не так.
Мне кажется, что остроумие здесь только побочный продукт, а первопричина этой тяги иная.
...
Я думаю, что в основе подобных причуд не юмористическое, а познавательное отношение к миру. Ибо давно уже стало общепринятой истиной, что именно посредством игры ребенок овладевает огромным количеством знаний и навыков, нужных ему для ориентации в жизни.
Об этом написано множество книг, и с этим уже не принято спорить.
«Чтобы быть способным к цивилизации, человек должен пройти через детство, так как, не будь у него детства, посвященного забавам и играм, он навсегда остался бы дикарем».

В воспитании: хороший учитель меняет представления постепенно. Нельзя поменяться резко. Но менять представления нужно. Чуковский приводит примеры, что если ты видишь что-то неправильное, нельзя это так оставлять, нужно постепенно менять:

Но, восхищаясь теми чудесными методами, при помощи которых ребенок овладевает родным языком, не забываем ли мы, что мы, взрослые, призваны обучать его правильной речи? Не отказываемся ли мы от роли его воспитателей? Ребенок, например, сказал «отмухиваться», или «блистенький», или «журчей», или «елка обсвечкана», и пусть эти слова кажутся нам превосходными — вправе ли мы культивировать их в речи детей?

Конечно нет! Это было бы вопиющей нелепостью. Хотя никто не может отнять у нас права восхищаться словотворчеством ребенка, но мы нарушили бы элементарнейший педагогический принцип, если бы вздумали хвалить при ребенке то или иное из сочиненных им слов и попытались искусственно удержать это слово в его лексиконе. Как бы ни радовали нас некоторые неологизмы ребенка, мы, его учителя и воспитатели, оказали бы ему очень плохую услугу, если бы оставили в его обиходе то или иное из сочиненных им слов. Как бы ни нравились нам слова «колоток» и «кусарик», мы обязаны тут же заметить ребенку:
— Так не говорят, ты ошибся. Нужно сказать «молоток» (или нужно сказать «сухарик»).

Нужно не хвалить за смешные неправильные слова, а поправлять.

Задача воспитателя заключается в том, чтобы возможно скорее приблизить речь детей к речи взрослых. Нужно решительным образом осудить тех «чадолюбивых» родителей (к счастью, очень немногих), которые, гурмански смакуя причудливую лексику детей, для собственного развлечения нарочито консервируют в их речи всевозможные «сердитки» и «мокрессы» и тем самым тормозят ее развитие.

Во время игры не стоит забывать об уважении.

Иные матери, бабки и деды так восхищаются всяким словечком, какое придумает милый их сердцу ребенок, что даже забывают обидеться, когда тот этим словечком выказывает свое неуважение к ним.

Алена, пяти с половиною лет, стала как-то распекать своего деда:
— Что у тебя в голове? Сено?! А если мозги, так уж очень недодумчивые!

А дед, вместо того чтобы пристыдить грубиянку, стал громко восхвалять (в ее присутствии!) выдуманное ею словцо:
— Как выразительно, как метко: не-до-дум-чи-вые!
И тем доказал, что мозги у него и в самом деле обладают тем свойством, какое в них отметила Алена.

Картинка: www.raut.ru/files/tato/2012/march12/109374551.jpg

Еще неразумнее поступают родители, которые записывают детскую речь на глазах у ребенка, нисколько не заботясь о том, чтобы скрыть от него свои записи. Ребенок, заметив, что взрослые видят в нем чуть не оракула, теряет непосредственность и становится развязным ломакой с неисправимо испорченной психикой.

Продолжение следует.

2016   дети   книга   Чуковский